Фазы демографического цикла

КЛАССИЧЕСКАЯ НЕОМАЛЬТУЗИАНСКАЯ ТЕОРИЯ

Как отмечалось выше, в обсуждении демографической динамики аграрных обществ присутствует математический и экологический аспект. Этот аспект связан с тем обстоятельством, что мальтузианско-рикардианская теория (в отличие от многих других исторических концепций) допускает формализацию в виде экономико-математических моделей, то есть ее обсуждение может происходить на более высоком формально-логическом уровне. 
Результаты моделирования указывают на принципиально различную демографическую динамику в различные периоды и помогают выделить фазы демографического цикла.
Как отмечалось выше, Ф. Симиан – и вслед за ним многие другие историки – выделял в экономическом цикле фазу роста (фазу А или «повышательную тенденцию») и фазу убывания (фазу В или понижательную тенденцию). Э. Ле Руа Ладюри на примере Южной Франции дал более подробное описание демографического цикла (Ладюри называл этот цикл «большим аграрным циклом») с выделением четырех фаз[i].

Первая, «предварительная», фаза наступает после того как голод, войны и эпидемии в конце предыдущего цикла резко уменьшили численность населения, поэтому она характеризуется малой плотностью населения и изобилием свободных земель, низкими ценами на продовольствие, относительно высоким уровнем потребления крестьян, низкой земельной рентой.

Вторая, «фаза роста», характеризуется быстрым ростом населения, интенсивной распашкой свободных земель, но вместе с тем уменьшением и дроблением крестьянских хозяйств, ростом цен, падением реальной заработной платы и нарастанием социальной напряженности. «Мальтус и Рикардо пожимают друг другу руки», — писал Ле Руа Ладюри, отмечая полное совпадение наблюдавшихся в Лангедоке явлений с мальтузианско-рикардианской теорией[ii].

Третья «фаза зрелости», характеризуется замедлением или прекращением роста населения, крестьянским малоземельем, ростом ренты и налогов, высокими ценами на продовольствие, низким уровнем реальной заработной платы и потребления, войнами. «Эта зрелость не является счастливой», — отмечал Ле Руа Ладюри[iii].

Наконец, четвертая фаза – это фаза упадка, характеризуемая голодом, эпидемиями, сокращением численности населения.

Легко заметить, что фазы Ле Руа Ладюри в основном повторяют те признаки, которые соответствуют фазам цикла в мальтузианско-рикардианской теории. В то же время эта характеристика различных фаз сделана французским исследователем на основе изучения аграрной истории Южной Франции и не отражает многообразие явлений, наблюдавшихся в других странах. Более подробное перечисление признаков перенаселения в различных странах имеется в цитировавшейся ранее монографии Д. Григга, это, в первую очередь: крестьянское малоземелье, дробление хозяйств, рост продовольственных цен и арендной платы, падение потребления до прожиточного минимума, рост смертности, задержки браков и ограничение рождаемости, нищета, бандитизм, эмиграция (постоянная и сезонная), большое количество безземельных, интенсификация земледелия, ирригация и мелиорация, переход безземельных крестьян к занятиям ремеслом и торговлей и в связи с этим – переселение сельских жителей в города, рост городов, который, однако не решает проблемы перенаселения[iv]. Еще одно важное следствие перенаселения – это рост крупного землевладения и усиление социальной дифференциации; наличие устойчивой связи между плотностью населения и уровнем дифференциации была доказано А. В. Коротаевым на основе статистического критерия «хи-квадрат»[v]. А. В. Коротаев указал также на наличие статистической связи между плотностью населения и уровнем централизации[vi].

Главный признак перенаселения – и его определение по Мальтусу – это падение потребления до минимального уровня[vii]. Некоторые другие из перечисленных здесь признаков являются часто встречающимися, но не обязательными следствиями перенаселения. Например, задержка браков и ограничение рождаемости были характерны для Европы, но не характерны, в частности, для Китая (там практиковался инфантицид)[viii].

Еще один упоминаемый Э. Ле Руа Ладури признак перенаселения, «замедление или прекращение роста населения», теоретически связан с построениями Мальтуса, но не учитывает поднимаемого критиками неомальтузианства вопроса об эластичности экологической ниши. В известной работе Э. Босеруп[ix] на  африканских материалах  было показано, что перенаселение стимулирует попытки увеличения продуктивности земледелия и давление населения  способно до определенного предела раздвигать стенки экологической ниши. Благодаря этому рост населения может происходить и в условиях   перенаселения —  но он ограничен увеличением продуктивности земледелия, то есть население увеличивается в той степени, в которой возрастает урожайность, но никак не более. Эта ситуация иллюстрируется  рис. 10, показывающем динамику населения и потребления в странах Африки южнее Сахары во второй половине XX века. Как видно из графика,  кривая потребления в этот период шла вдоль асимптоты, соответствующей минимальному уровню потребления, но численность населения росла настолько, насколько позволял рост продуктивности земледелия.

Nefiodov.3

Рис. 10. Динамика населения и потребления в странах Африки южнее Сахары[x].

Что касается последней фазы цикла, главный признак которой – уменьшение численности населения, то эта тема наиболее подробно разрабатывалась Э. Лабруссом, который доказывал, что череда французских революций – революции 1789, 1830 и 1848 годов — является завершающей фазой третьего европейского экономического цикла[xi].  Тезис о том, что завершением цикла часто является социальная революция на многочисленных исторических примерах был проиллюстрирован в нашей, совместной с акад. В. В. Алексеевым, статье, где приведены также и некоторые статистические данные о связи уровня потребления и социальных революций[xii]. В последней работе А. В. Коротаева, А. С. Малкова и Д. А. Халтуриной на материале стран Африки южнее Сахары было доказано существование значимой статистической связи между уровнем потребления и происходящими в различных странах политическими переворотами, массовыми беспорядками и гражданскими войнами. В частности, установлено, что при понижении потребления ниже 1850 ккал на трехлетний срок стабильность сохранялась только в 17% известных случаев, в 50% случаев имели место массовые беспорядки и политические перевороты, в 33% случаев голод порождал гражданскую войну[xiii].

Перенаселение и падение потребления приводили к распространению массового недовольства и высокой социальной напряженности. В то же время, как отмечалось выше, большую роль играли случайные факторы, такие как неурожаи и эпидемии. Эти сами по себе, хотя и случайные, но достаточно обычные для традиционного общества явления в условиях постоянного недоедания и отсутствия запасов продовольствия приобретали драматические масштабы. Участившиеся голодные годы вызывали городские бунты и крестьянские восстания, особенно характерные для истории Востока[xiv]. Военное разорение при подавлении восстаний, в свою очередь, влекло за собой голод и эпидемии; внешние враги не упускали случая воспользоваться кризисом для вторжения, и события могли принять характер глобальной катастрофы – примером может служить катастрофа, произошедшая в Китае в середине XVII века.

Многими исследованиями отмечался факт наличия связи между перенаселением и автократией[xv]. Более того, существует мнение, что масштабный социальный кризис, сопровождаемый голодом и войной (и характерный для последней фазы демографического цикла), порождает автократию в ее крайней форме – в форме этатистского государства. Наиболее аргументировано эта точка изложена Питиримом Сорокиным[xvi]. П. Сорокин определяет «идеальное» этатистское общество как общество, в котором государство регулирует все стороны жизни граждан, которое характеризуется «деспотической» властью и отсутствием (или ограничением) частной собственности на средства производства (в аграрном обществе – главным образом, на землю)[xvii]. «Голод – отец этатизма, — писал П. Сорокин, — война — его мать»[xviii]. Многие историки, вслед за Р. Мунье, связывают торжество европейского абсолютизма с кризисом XVII века[xix]. Как мы увидим ниже (см. п. 3.6) социальные революции и реформы были достаточно обычным исходом демографических циклов: в 14 из 17 исследованных циклов в странах Востока, которые начались в условиях господства частной собственности на землю, революции или реформы в последних фазах цикла привели к установлению этатистской монархии. Эти социальные перевороты сопровождались либо радикальным ограничением крупного землевладения, либо его полной ликвидацией вплоть до установления государственной собственности на землю[xx].

Экосоциальный кризис часто вызывает разрушение государства и может стать началом длительного периода социальной нестабильности, в течение которого периодически возобновляющиеся внутренние и внешние войны сопровождаются разрухой, голодом и эпидемиями. Такое состояние посткризисной депрессии препятствует возобновлению роста населения в следующем демографическом цикле, и этот период называют интерциклом. П. Турчин на материале Англии, Китая и Римской империи, установил наличие тесной статистической связи между коэффициентом естественного прироста и индексом социальной нестабильности[xxi]. Таким образом, можно утверждать, что задержка в возобновлении роста населения (несмотря на повышение потребления после кризиса) непосредственно связана с внутренними и внешними войнами, мятежами и восстаниями, которые являются более или менее отдаленными последствиями экосоциального кризиса, нарушившего стабильное состояние государства.

Интерцикл между двумя циклами наблюдается не всегда, но в некоторых случаях он может быть достаточно продолжительным, так например, после кризиса времен Черной смерти в Англии и Франции интерцикл продолжался около столетия. В интерциклах большой длительности динамика населения зависит от интенсивности внешних войн и внутренних конфликтов. Так, например, во Франции, после экосоциального кризиса 1340-1360-х годов наступил период успокоения, в течение которого понесенные страной потери были частично компенсированы. Однако нарушенная кризисом государственная и общественная стабильность не была вполне восстановлена, и в 1410-1430-х годах разразился новый кризис, оказавшийся в некоторых областях более губительным, чем первый[xxii].

Возвращаясь к результатам моделирования демографического цикла можно отметить принципиально различную демографическую динамику в трех последовательных периодах. В первом периоде наблюдается достаточно быстрый и устойчивый рост населения, причем эта устойчивость достигается за счет наличия в крестьянских хозяйствах запасов хлеба, позволяющих сгладить последствия неурожаев. Во втором периоде наступившее малоземелье приводит к тому, что крестьяне живут «со дня на день», у них, как правило, отсутствуют запасы хлеба, поэтому неурожаи приводят к частым голодовкам, рост населения становится неустойчивым и замедляется или даже прекращается, в годы голода смертность превосходит рождаемость и кривая численности населения «вибрирует». Рано или поздно случайные факторы, неурожаи и войны, нарушают это неустойчивое равновесие и начинается третий период – это период демографической катастрофы, когда к голоду присоединяются эпидемии и междоусобные войны, а население резко уменьшается. Длительность этого периода зависит от интенсивности междоусобных войн.

Можно заметить, что фазы демографического цикла, выделяемые в результате моделирования, в целом совпадают с фазами, отмечаемыми Э. Ле Руа Ладюри, за исключением его первой («предварительной») фазы, которая оказывается излишней. Объединяя результаты моделирования с имеющимися в литературе данными можно предложить следующую характеристику цикла с разбиением на три фазы:

Первая фаза цикла – это период внутренней колонизации (или фаза роста). Для этого периода характерны наличие свободных земель, быстрый рост населения, рост посевных площадей, низкие, но постепенно растущие цены на хлеб, высокая реальная заработная плата, относительно высокий (но постепенно понижающийся) уровень потребления, низкий уровень земельной ренты, строительство новых (или восстановление разрушенных ранее) поселений, ограниченное развитие городов и ремесел, незначительное развитие аренды и ростовщичества.

После исчерпания ресурсов свободных земель наступает вторая фаза, период Сжатия – этот термин предложен известным турецким историком Халилом Инальчиком[xxiii]. Для фазы Сжатия характерны отсутствие свободных земель, крестьянское малоземелье, высокие цены на хлеб, низкий уровень реальной заработной платы и потребления основной массы населения, ограниченность демографического роста ростом урожайности, высокий уровень земельной ренты, частые сообщения о голоде, эпидемиях и стихийных бедствиях, стихийное ограничение рождаемости, разорение крестьян-собственников, распространение ростовщичества и аренды, высокие цены на землю, рост крупного землевладения, уход разоренных крестьян в города, где они пытаются заработать на жизнь ремеслом или мелкой торговлей, рост городов, развитие ремесел и торговли, большое количество безработных и нищих, голодные бунты и восстания, активизация народных движений под лозунгами передела собственности и социальной справедливости, попытки проведения социальных реформ, направленных на облегчение положения народа, тенденция к увеличению централизации и установлению этатистской монархии, попытки увеличения продуктивности земель, в частности, с помощью  ирригации и мелиорации, поощрительная политика в области колонизации и эмиграции, ввоз продовольствия из других стран (или районов), внешние войны с целью приобретения новых земель и понижения демографического давления. Экономическая ситуация в этот период неустойчива, у крестьян отсутствуют необходимые запасы зерна, и любой крупный неурожай или война могут привести к голоду и экосоциальному кризису. «Экономика предельно напряженная», — писал П. Шоню[xxiv].

Третья фаза демографического цикла – это фаза экосоциального кризиса; для этого периода характерны голод, эпидемии, восстания и гражданские войны, внешние войны, гибель больших масс населения, принимающая характер демографической катастрофы, разрушение или запустение многих городов, упадок ремесла и торговли, высокие цены на хлеб, низкие цены на землю, гибель значительного числа крупных собственников и перераспределение собственности, социальные реформы, в некоторых случаях принимающие масштабы революции, порождающей этатистскую монархию.

После третьей фазы в некоторых случаях имеет место период депрессии или интерцикл – период социальной нестабильности, внутренних конфликтов и внешних войн, в течение которого могут наблюдаться повторные экосоциальные кризисы. Новый демографический цикл начинается лишь после того как прекращаются войны и восстанавливается государственная и общественная стабильность.


 
[i] Le Roy Ladurie E. Les paysans de Languedoc. P., 1990. P. 346-370.

[ii] Ibid. P. 347.

[iii] Ibid. P. 349.
[iv] Grigg D. Op. cit. Р. 20-28. 39, 76-78.
[v] Коротаев А.В. Некоторые экономические предпосылки классообразования и политогенеза // Архаическое общество: узловые проблемы социологии развития. М., 1991. С. 151.
[vi] Там же. С. 152.
[vii] Grigg D. Op. cit. Р. 10.
[viii] Chao K. Op. cit. P. 8.
[ix] Фортунатов А. Урожаи ржи на крестьянских землях Казанской губернии. Б. м. 1889; Boserup E. The Conditions of Agricultural Growth. The Economics of Agrarian Change Under Population Pressure. L., 1965. См. также: Кауфман А. А. Аграрный вопрос в России. М., 1918. С. 163.
[x] График построен по информации базы данных FAOSTAT // http://apps.fao.org/faostat/
[xi] Labrousse E.1848-1830-1789. Comment naissent les revolutions//Actes du congres historique du centenaire de la revolution de 1848. Paris, 1848. P. 1-29; Laubrousse E. The Crisis in the French Economy at the End of the Old Regime//The Economic Origins of the French Revolution. Boston, 1958. P. 59-92.
[xii] Алексеев В. В., Нефедов С. А. Гибель Советского Союза в контексте истории социализма//Общественные науки м современность. 2002. № 6. С. 70-73.
[xiii] Коротаев А. В., Малков А. С., Халтурина Д. А. Законы истории. Математическое моделирование исторических макропроцессов. Демография, экономика, войны. М, 2005. С. 287.
[xiv] Chao K. Op. cit. P. 8.
[xv] См, например: Сови А. Общая теория населения. Т. 1. М., 1977. С. 6.
[xvi] Сорокин П. А. Голод как фактор. М., 2003.
[xvii] Там же. С. 410-412.
[xviii] Там же. С. 420. Прим. 10.
[xix] Mousnier R. Op. cit. P. 236; Блюш Ф. Людовик XIV. М., 1998. С. 109.
[xx] Нефедов С. А. Теория демографических циклов и социальная эволюция древних и средневековых обществ Востока// Восток — Orients. 2003. № 3. С. 5-22.
[xxi] Turchin P. Dynamical Feedbacks between Population Growth and Sociopolitical Instability in Agrarian States// eJournal of Anthropological and Related Sciences. 2005. № 1.
[xxii] Бессмертный Ю. Л. Жизнь и смерть в средние века. М., 1991. С. 138-139.

[xxiii] Inalcik H. The OttomanState: Economy and Society, 1300-1600 //An economic and social history of Ottoman Empire. 1300-1913. Cambridge, 1993. P. 28.

[xxiv] Шоню П. Цивилизация классической Европы. Екатеринбург, 2005. С. 218.
 
Реклама

2 thoughts on “Фазы демографического цикла”

  1. Множество Ваших партнеров и покупателей ждут Вас!

    ПИШИТЕ ТОЛЬКО НА ЭТУ ПОЧТУ: baza-gorodov(собака)yandex.ru

    Любые базы данных фирм 2016 года городов стран: России, Белоруссии, Украины и Казахстана

    Базы данных НЕ ИЗ 2 ГИС! Собираем базы данных из ЯНДЕКСА !!!

    Стоимость баз от 700 рублей за 1 город!

    В базах есть (формат Ексель): страна, регион, населенный пункт, адрес, телефон, ЕМАЙЛЫ, сайт, город,
    (разделы и рубрики для выбора по фильтру), а так же странички или группы соцсетей фирм: ВК, Твиттер, Фейсбук, ОД

    Пишите какие базы городов Вам надо, так же собираем базы по видам деятельности фирм.

    ГАРАНТИЯ СБОРА 2016 ГОДА, а так же быстрота предоставления!

  2. Измайлов Антон said:

    Быстро и бесплатно найти партнеров по бизнесу и новых клиентов для Вашей фирмы!

    Предлагаем базы данных фирм России, Украины, Белоруссии и Казахстана по СИМВОЛИЧЕСКИМ ЦЕНАМ!

    Для заказа баз данных фирм писать ТОЛЬКО на эту почту: baza-gorodov(собака)yandex.ru

    БАЗЫ ВСЕГДА ТОЛЬКО ЧТО СОБРАННЫЕ — ВСЕГДА НОВЫЕ !!!

    Спектр применения баз фирм очень широк:

    1. Вы можете использовать их для обзвона потенциальных клиентов
    2. для рассылки писем по email
    3. для смс — рассылки
    4. Для почтовой рассылки на юридические адреса фирм
    5. Для поиска партнеров и новых клиентов в социальных сетях на страничках фирм
    6. Для написания Вашего предложения на сайтах фирм и т.д.

    Стоимость базы фирм 1 города — от 700 до 1200 рублей! По стране 1 вид деятельности — 2000 рублей!

    Все данные юрлиц содержат подробную информацию, разбитую по разделам, подразделам и рубрикам!

    В базах есть (формат Ексель): страна, регион, населенный пункт, адрес, телефон, email, сайт, город, (разделы и рубрики для выбора по фильтру),
    а так же странички или группы соцсетей фирм: ВК, Твиттер, Фейсбук, ОД

    Для заказа баз данных фирм писать ТОЛЬКО на эту почту: baza-gorodov(собака)yandex.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s