III. Дворец Бельвю — резиденция президента Германии, Берлин. (15 июня, 08:10)

Schloss_Bellevue

Дворец Бельвю (нем. Schloss Bellevue) — дворец в северной части парка Тиргартен в Берлине, резиденция федерального президента Германии.

В 8:10 за массивным, длинным столом в рабочем кабинете сидели четверо: Президент, Вице-канцлер, он же министр финансов, Министр внутренних дел и Министр обороны. Пятый, зам-министра иностранных дел, стоя докладывал.
— Таким образом, все наши попытки и способы связаться с Версальским дворцом после 20 часов вчерашнего вечера не дали никакого результата.
— Но это же немыслимо! — взорвался Министр обороны, — Ну а что же французские, американские спецслужбы говорят?
— Я уже докладывал, это образовавшийся над дворцом «купол» непроходим и не пробиваем…
— Чушь, такого не может быть!!! — продолжал негодовать Министр обороны
— Спокойствие, господа… — задумчиво произнес Президент. Затем он взглянул на Вице-канцлера и спросил: — И вы уверены, что с вами связывался именно наш Канцлер? Затем Президент перевел взгляд на Министра внутренних дел. — Вы проверяли запись?
— Да господин Президент. Всеми доступными методами. Это был голос господина Канцлера, и он говорил из Версаля.
— И вы уверены, что за этим распоряжением привести в Версаль заключенного террориста, не стоит какая либо террористическая организация захватившая дворец?
— Совершенно исключено. Гринвальд сидит уже 8 лет, его сеть тогда же была полностью ликвидирована. Никаких последователей Гринвальда не обнаружено и никто за это время не предпринимал никаких попыток его освобождения. Да и мир, господин Президент, за это время кардинально изменился: сегодня, в эпоху всеобщего дефицита природных ресурсов, все заняты лишь сиюминутным выживанием, и никому больше нет никакого дела до сумасшедшего прорицателя-террориста.
— Но ведь в итоге, говорят, он оказался прав…
— А вот это, господин Президент, уже не имеет никакого значения. Все в прошлом и уже ничего не изменить. Вот именно поэтому, он со своими предостережениями об уже случившемся, больше никому не нужен.
— Оказалось что кому-то всё-таки нужен… — Президент задумался, затем произнес: — Мы что-то упускаем из виду… Что-то очень важное…
— Что нам о нем известно? — президент продолжал смотреть на Министра внутренних дел. Тот достал из своей папки несколько листов бумаги и раздал их собравшимся. Это была выписка из досье Пауля Гринвальда.

          Заключенный Пауль Гринвальд
Родился 29 июня 1974 года в бывшем СССР, в Одесской области, на Украине (бывший Лихтенталь, колония бессарабских немцев). В 1996 окончил факультет журналистики Киевского госуниверситета. В 1998 репатриировался с родителями в Германию, обосновавшись в Манхейме (Баден-Вюртемберг).
Работал журналистом, рекламщиком, занимался предпринимательской деятельностью в области рекламы.
В 2008 году начинает выступать в прессе и интернете с биоцентристских позиций, исповедуя радикальные неомальтузианские взгляды о необходимости планомерного контролируемого сокращения численность людей на планете. Автор множества публицистических и аналитических материалов на тему биотической регуляции и путей сохранения биологического баланса на планете. В 2010 опубликовал свою главную работу «Биоцентристская модель развития человечества», в которой ввел понятие арендной платы за избыточное потребление природных ресурсов. Согласно его расчетам 100 стран экологических должников должны были платить 1 триллион долларов в год 50 странам экологическим кредиторам и в некий Международный Биологический Фонд который по его идее заменит сразу и Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк да и саму Организацию Объединенных Наций. Основными плательщиками по его расчетам становились Китай, США, Евросоюз, Индия и Япония. А основными бенефициарами подобной модели должны были стать Бразилия, Канада, Россия и Австралия. Другой основополагающей идеей его «модели развития» было наделение каждого жителя планеты неотъемлемым правом на минимальную личную территорию для прокорма в размере 2,6 биопродуктивных гектаров земли, вследствие чего на Земле в дальнейшем смогли бы проживать в гармонии с природой не более 3,5 миллиардов человек. Остальную половину человечества, а именно все городское население предлагалось незамедлительно уничтожить.
Участвовал в работе экологического саммите ООН «РИО+20» в 2012 году.
После провала саммита, его взгляды сильно радикализировались. В 2013 году вел активную информационную работу по настраиванию общественного мнения стран эко-кредиторов против стран эко-должников.
В 2014 сколотил свои известные отряды «зеленых стрелков» и стал проводить в странах эко-кредиторах свои нашумевшие акции по захвату дипломатических миссий стран экологических должников и их символической «продажи в счет погашения экологического долга». Кульминацией стала сентябрьская акция 2014 года, когда в один и тот же день в крупнейших странах эко-кредиторах: Бразилии, России, Канаде, Аргентине, Австралии и Боливии были захвачены «в счет погашения долга» посольства главных эко-должников и загрязнителей планеты: Китая, США, Индии, Японии, Германии и Великобритании. Акция имела мировой резонанс, местное население отнеслась с симпатией к нарушителям, не позволяя полиции штурмовать захваченные здания. В итоге, лишь в Канаде и Австралии удалось арестовать «зеленых стрелков», в то время как в Бразилии, Аргентине, России и Боливии здания посольств оставались в руках эко-террористов трое суток, после чего они выпустили дипломатов в обмен на собственную неприкосновенность и освобождение их соратников из Канады и Австралии.
В 2015 году Гринвальд и его «стрелки» начали войну против городской инфраструктуры мегаполисов. В июле они организовали так называемый «день великой вони», закупорив канализационные коллекторы Вашингтона, Лос-Анджелеса, Лондона, Берлина и Рима.
Осенью 2015 в пригородах мегаполисов стали взрываться нефтехранилища а в самих городах электрические подстанции.
Гринвальд был арестован в декабре 2015 года в Гамбурге, где готовил свой очередной теракт в порту.
В сентябре 2016 года был осужден на пожизненный срок заключения.
Заключение отбывает в тюрьме Штамхайм в Штутгарте.

— Клоун какой-то, а не террорист, — промолвил через минуту Вице-канцлер. — «День великой вони», — бред какой-то.
— Это вы так говорите, видимо потому, что в те июльские деньки, когда это случилось, вас не было в Берлине — улыбнулся Президент, — и вам не пришлось вдыхать тех ароматов знойного лета. А я, кстати, в сентябре 14, как раз и был среди заложников нашего посольства в Австралии…
— Господа, — нервно заговорил Министр обороны, — но я решительно не улавливаю никакой связи между этим давно забытым сумасшедшим и инцидентом в Версале. Полный абсурд!
— Согласен, — кивнул Министр внутренних дел, — и, тем не менее, не забывайте, что разгадку этого абсурда можно будет узнать, только отправив Гринвальда в Версаль.
В этот момент на столе Президента заработала громкая связь: «Господин Президент объект доставлен».
— Спасибо, ждите распоряжений.
Президент обвел взглядом присутствующих.
— Я бы хотел посмотреть на него и послушать, что и как он говорит.
— Я тоже, признаюсь, заинтригован, — проронил Вице-канцлер.
— Господин Министр, — сказал Президент глядя на Министра внутренних дел, — Вы знаете, что бы мы хотели услышать.
Министр кивнул, и Президент распорядился ввести заключенного. Гринвальд, в наручниках и светло-коричневом комбинезоне, был достаточно высок, с плохо ухоженной седеющей бородой во все лицо. Министр внутренних дел встал со своего места и подошел к дальнему краю стола, где остановился заключенный.
— Вы знаете, где вы находитесь?
— В Берлине, и это, надо полагать, президентский дворец…
— И что вы обо всем этом думаете?
Гринвальд усмехнулся: — Я думаю, что высшие чиновники Германии большие любители психологических ребусов и головоломок. И мне на ум приходит только одно: у господина Президента начались угрызения совести, и он решил меня помиловать. Ведь все о чем я предупреждал, сбылось, а все мои теракты представляются безобидными детскими играми сегодня, накануне ваших разрушительных и кровопролитных войн за остатки природных ресурсов. Не угадал?
— Увы, не угадали, — произнес после неловкой паузы Президент. — Но поскольку вы производите впечатление вполне вменяемого человека, мы будем с вами достаточно откровенны, насколько это позволяет сложившаяся ситуация. Вы когда-нибудь бывали в Версальском дворце?
Гринвальд удивленно вскинул брови, затем ответил с ухмылкой: — Нет, господин Президент, Версаль мы не штурмовали и даже не рассматривали такой вариант. А что, надо было?
— Гринвальд! — одернул заключенного Министр внутренних дел.
— Ничего, ничего, господин Министр, — Президент перевел взгляд на заключенного: — Думаю, настал ваш звездный час. Придется вам в одиночку штурмовать Версаль ради сохранения спокойствия и порядка нелюбимой вами цивилизации…
Гринвальд пристально вглядывался в осунувшееся лицо Президента: — Что происходит, господин Президент?
— Хороший вопрос, да вот только ответа не него у нас нет… Я не зная в какой степени у вас была возможность в тюрьме следить за происходящим в мире, но вот вчера, например, в Версале начал работу саммит лидеров стран большой двадцатки. Так вот, вчера вечером, в 20:00 прекратились все формы связи с дворцом, а сам дворец оказался под неким электромагнитным колпаком, сквозь который нельзя ничем пробиться. Лидеры крупнейших стран полностью изолированы от внешнего мира, находясь фактически на положении заложников.
— Вы это серьезно? Прямо как в дурном фильме о пришельцах…
— Ага. А знаете, Гринвальд, что самое забавное в этом дурном фильме? — язвительно спросил Министр внутренних дел. — Дело в том, что эти, так называемые пришельцы, в качестве условия для начала каких-либо переговоров, потребовали вас!
Все внимательно всматривались в лицо Гринвальда, на котором обозначилось выражение крайнего удивления и озадаченности.
— Господа, ну у вас и шуточки…
— Какие шуточки, Гринвальд! — вскипел Министр внутренних дел. — Очнись, тут пахнет грандиозным мировым скандалом! А теперь честно, как на духу: твоих рук дело!??
— Да вы что тут, белены объелись!? – вспылил Гринвальд, гневно буравя Министра взглядом. Затем вдруг запнувшись, он взглянул на остальных присутствующих. — Да ну вас всех! Уведите меня обратно в камеру.
— Все, все! Остыньте оба! — скомандовал Президент. — Я тоже не думаю что подельники террориста, добивающиеся его освобождения настолько глупы, чтобы требовать его привода в западню, из которой им самим еще предстоит выбираться.
— Гринвальд, — продолжил уже спокойно Президент — сложилась совершенно невообразимая ситуация в которой мы столкнулись с препятствиями не поддающиеся преодолению никакими способами и методами известными нашей цивилизации. Единственная ниточка к распутыванию этого загадочного клубка, это вы. И не зависимо от того хотим ли мы этого или нет, вам придется отправиться в Версаль и войти в контакт с теми силами которые удерживают лидеров нашего мира. Вопрос только в том, на чьей стороне вы окажетесь, войдя внутрь?
Гринвальд пожал плечами. — Сдается мне, господин Президент, что это уже совершенно не важно, — на чьей я стороне. У меня такое ощущение, что там затеяны игры совершенно иных масштабов… Впрочем, могу пообещать лишь одно, я буду на своей стороне.

<<< Предыдущая   I   Оглавление   I   Следующая >>>

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s