V. Большие королевские апартаменты, Версаль. (15 июня, 12:10)

Chambre-de-Roi

Версаль. Большие королевские апартаменты. (Chambre du Roi)

В просторной комнате с задернутыми шторами, в одном из углов в креслах сидели полуразвалившись трое мужчин в странных белых одеяниях похожих то ли на удлиненные римские туники то ли на арабские кандуры, со столь же странными, почти восковыми неподвижными лицами.
— Значит, вот вы какой, зеленый стрелок Пауль Гринвальд… Присаживайтесь, — указал один из сидящих на полудиван расположенный напротив.
Гринвальд сел. От плохо скрываемого недоумения он стал потирать освобожденные от наручников запястья.
— Видимо, у вас к нам накопились вопросы?
— Да уж, и, пожалуй, не у меня одного. Вы тут такой переполох устроили… Может быть, потрудитесь объяснить кто вы такие, что здесь происходит и зачем, черт подери, меня, разбудив ни свет, ни заря, притащили сюда?
— Ну что же, разумные и обоснованные вопросы… — заговорил странным, безинтонационным голосом человек, сидящий по центру. – Кстати, мы, в некотором роде тоже «зеленые стрелки», или если угодно, служба спасения.
Гринвальд криво усмехнулся: — Только не говорите мне, что вы все это проделали, чтобы спасти меня.
— Вы правы, мы здесь не ради вас. Нас больше интересует ваша планета.
— О боже, только не это! – горестно улыбнулся Гринвальд. — Уж не хотите ли вы сказать, что являетесь пришельцами из космоса, которым, как в дурном голливудском фильме, понадобилась колонизировать нашу планету?
— Первая часть вашей догадки верна: мы действительно прибыли из другой реальности. Однако нам не нужна ваша планета в том смысле, в котором вы предполагаете: мы прибыли сюда не для того чтобы ее заселять, а для проведения неких рутинных мероприятий по коррекции некоторых эволюционных процессов на вашей планете. Иными словами, мы здесь чтобы её вылечить.
— Ух ты, как благородно, и надеюсь, столь же бескорыстно. Ну и от чего, если не секрет, вы собираетесь её лечить?
— Не от чего, Гринвальд, а от кого…
— Дайте угадаю! – осенило вдруг Гринвальд. — Вы прибыли уничтожить людей!? А под коррекцией эволюционного процесса вы имеете ввиду исключение возможности внегенетической передачи информации среди видов населяющих планету?
Пришельцы переглянулись между собой с видимым удовольствием.
— Вы совершенно правы, Гринвальд, и это нас не может не радовать, ибо это подтверждает правильность нашего выбор.
— Честно говоря, — заговорил приглушенным механическим голосом гость справа от Гринвальда, — послушав вчера весь тот вздор и всю ту грызню за право тупого обладания последними ресурсами планеты, которую здесь устроили так называемые «лидеры» вашего мира, мы уже засомневались, что встретим на вашей планете хоть одно здравомыслящее существо.
— Спасибо, господа, — ответил Гринвальд, — однако хотелось бы понять в какие игры вы собираетесь тут играть, тем более что как мне кажется, вы и меня решили втянуть в эти ваши игры?
— Безусловно мы вам все разъясним, — продолжил сидящий по центру. — Мы прибыли с целью исполнения решения о полной ликвидации вида Homo Sapiens в связи с появившимися эволюционными противоречиями, о которых и вы, в том числе имеете представление. Однако в ходе подготовки мероприятия и т. н. «инвентаризации и архивации вашего наследия», мы столкнулись с вашими биоцентристскими работами и, конечно же, с вашей «биоцентристской парадигмой человеческого развития», которая нас приятно удивила. Посовещавшись, мы предложили и получили одобрение на проведение эксперимента основанного на вашей парадигме развития, предусматривающего сохранение вида Homo Sapiens при условии водворения его обратно в свою экологическую нишу и дальнейшей способности человечества поддерживать свое существование в пределах этой ниши.
Гринвальд заулыбался: — Боже, как же давно я не слышал этих столь приятных на слух выражений: «био-парадигма развития», «пределы экологической ниши»…
Затем спохватившись, он спросил: — Что же, звучит обнадеживающе, однако каковы временные и так сказать «количественные» рамки предполагаемого эксперимента?
— Воистину, с умным человеком и поговорить приятно, так, кажется, у вас говорят? Временные рамки — 25 лет, т. е. один период сменяемости поколений вашей цивилизации. К этому сроку человечество должно вернуться в свою экологическую нишу определенную эволюцией жизни на вашей планете и сократить в десять раз свою долю потребления продукции глобальной биоты, до 1% предусмотренного для крупных млекопитающих планеты.
Гринвальд задумчиво теребил свою бороду.
— Понимаю… Все по теории биотического регулирования. Значит, Горшаков и Макарова были совершенно правы…
— Ну а что можно возразить против здравой логики и беспристрастных математических выкладок? – не без удовольствия сказал сидящий в центре.
— Ну так обращались бы к ним, у них и авторитет и научные знания…
— Согласен с вами, однако, каждый должен заниматься своим делом. Они наукой, а такие пассионарные люди как вы внедрением этих научных знаний в жизнь.
Гринвальд покачал головой: — Все равно невыполнимо по срокам…
— Двадцать пять земных лет — это все, что было отпущено на эксперимент. — Сидящий по центру пожал плечами. — Если вы отказываетесь, то во вторник, 18 июня 2024 года начнется аннигиляция вида Homo Sapiens.
— Постойте, что значит «если я отказываюсь»!? Вы что решили сделать меня крайним и переложить всю ответственность за уничтожение человечества на меня!?
— Странная реакция… — немного обескураженно сказал сидящий по центру. — Мы предлагаем вам спасти свой вид при помощи ваших же теоретических выкладок. Не желаете, для нас же проще.
— Постойте, я не то хотел сказать. — Гринвальд запнулся судорожно соображая. — Я прошу прощения, но наши мозги это не вычислительные машины. Мы немного по-другому воспринимаем и обрабатываем получаемую информацию. Вы вываливаете на меня поток совершенно невероятной информации и требуете от меня мгновенного принятия решения. Позвольте мне хоть как-то разобраться в вашем предложении, прежде чем дать рациональный ответ.
Сидящие перед Гринвальдом вновь переглянулись.
— Вы правы Гринвальд. Какая дополнительная информация вам необходима для принятия взвешенного решения?
— Для принятия такого решения мне необходимо знать, как минимум, какими силами и какими средствами будет осуществляться эксперимент, кто будет возглавлять проект и какова моя предполагаемая роль в его проведении?
— Начнем с последнего. В случае согласия, вы становитесь единоличным руководителем эксперимента и обладаете полной свободой действии в пределах вашей Солнечной системы для успешной реализации проекта. Единственные ваши ограничители уже были озвучены, и носят лишь временной и биоемкостной характер. Задав вам контрольные параметры, мы более никоем образом не вмешиваемся в ход эксперимента или в процесс принятия ваших решений. Наше дальнейшее участие ограничивается лишь логистической поддержкой эксперимента. Вам будет предоставлен весь спектр инструментов из нашего арсенала средств «убеждения», «устрашения» и «принуждения», необходимых при проведении операций такого рода. Кроме этого, в ваше полное распоряжение будут откомандированы пятеро бойцов из нашего экспедиционного отряда, которые в состоянии справиться с любыми проблемами, которые могут возникнуть в процессе эксперимента.
— Не маловато ли будет?
— Для такой планеты как ваша, в самый раз! — улыбнулся сидящий в центре.
Гринвальд задумался. С одной стороны у него было ощущение нереальности всего происходящего с ним, с другой стороны были затронуты такие заветные струны его прежних экологических чаяний и устремлений.
— Не знаю… – казалось, Гринвальд размышлял вслух, — как представлю, какой вой подымится по всей планете, какие обвинения и проклятья посыпятся в мой адрес…
— При всем уважении к вашим чувствам, но подобные рефлексии не должны влиять на принятие столь важных решений.
— Что поделать, таковы уж мы… Ладно, я согласен поучаствовать в этой авантюре и принять весь огонь на себя, если вы конечно понимаете что я имею ввиду… Только с условием, что вы мне расскажете, наконец, кто вы такие и на кой черт сдалась вам эта планетка на задворках вселенной.
— Несмотря на то, что вы не в том положении чтобы ставить нам условия, тем не менее, я думаю, мой коллега, назовем его Кси, согласится рассказать вам кое-что о нас, ведь вы теперь в некотором роде становитесь нашим партнером — сидящий по центру кивнул на человека слева от себя.
Кси сидел неподвижно и, казалось, что он не расслышал слов своего коллеги. Однако он вдруг заговорил, продолжая оставаться неподвижным.
— Думаю, из всех ваших познаний и представлений о Космосе ближе всего к пониманию сути той реальности из которой мы прибыли, подходят гипотезы ваших физиков о «горизонте событий» и о том что вакуум не бессобытиен, а представляет собой океан виртуальных, то есть никак не проявленных частиц. Скажу вам больше, этот вакуум буквально кипит флуктуациями, одна из которых разрослась до уровня вашей Вселенной. Пузырьки вселенных появляются, раздуваются и схлопываются. В каждой из этого бесконечного множества вселенных свой набор физических констант. Однако лишь относительно небольшое количество наборов физических постоянных способствуют зарождению сложных структур генерирующих жизнь. Ваша вселенная обладает необходимым набором констант, поэтому на вашей планете и появилась жизнь. Вот и вся разгадка уникальности и ценности вашей планеты для мироздания.
— Да, да, припоминаю нечто подобное. Типа, вселенные размножаются при помощи черных дыр. Крупные звезды схлопываются в точки с бесконечным давлением – сингулярность. Уйдя от нас за горизонт событий, они в итоге взрываются в иные вселенные «в другом пространстве». Точнее, не в другом, а в своем собственном. И так далее в таком же духе…
— Ну можно и так сказать… Вижу, восемь лет тюремных «университетов» не прошли для вас даром. — сидящий в центре «гость» попытался изобразить на восковом лице подобие одобрительной улыбки.
— Но постойте! Насколько я помню, наше солнце через 7,5 миллиардов лет превратится в банального белого карлика, который не то что в черную дыру не превратится, но даже до нейтронной звезды не дотягивает? А потому и никакой новой вселенной мы родить не сможем. Какой вам интерес в этом нашем захолустье?
— Совершенно справедливое замечание, — продолжил Кси. — Но вы забываете одну очень важную вещь: ваш уникальный набор констант действует не только в вашей солнечной системе, но и во всей вашей вселенной, с тысячами массивных звезд способных превратиться в черные дыры. А это значит новые тысячи вселенных с новыми наборами физических констант и новые возможности для создания сложных звездных систем.
— Мой друг, — обратился сидящий в центре к Кси, — Думаю, нашего гостя, учитывая склад мышления землян, меньше всего сейчас интересуют рассуждения на такие метафизические темы. Он хочет знать нам-то это зачем? Позвольте мне продолжить.
— Вы совершенно правы, Гринвальд, ваше солнце превратится в белого карлика, а ваша планета через миллиард лет превратится в совершенно безжизненную, выжженную пустыню. Однако вам следует знать, что это должно произойти естественным путем, но никак не вследствие безответственной деятельности одного из биологических видов населяющих эту планету. Или как говорят ваши боговеры, не вы подвешивали, не вам и обрезать нить, на которой висит жизнь на планете. Надеюсь, это достаточный аргумент в вашей системе ценностных координат?
— Ну, более-менее…
— Поэтому мы и прибыли из-за так-называемого вами «горизонта событий» с совершенно определенной миссией: не допустить полной биологической деградации Земли и её преждевременного скатывание в безжизненное состояние. Эволюция жизни на Земле должна идти своим естественным ходом. Если бы ваш саморазрушительный вид появился через миллиард лет, в конце жизненного цикла планеты Земля, никаких проблем не было бы. Пожалуйста, разрушайте планету и себя заодно. Но уничтожить жизнь на миллиард лет раньше предопределенного, этого вам никто не позволит, потому что у нас должен быть полный набор информации по такому типу жизненной эволюции. Так должно быть, и следовательно, дальше этой точки дискуссии о том, зачем нам Земля, нет смысла углубляться.
Думаю, вам лучше стоит сосредоточиться на другой очевидной для нас с вами проблеме: если бы люди использовали дарованный им разум по назначению, а не поставили его на службу своим животным инстинктам, возможно, вы могли бы прекрасно жить в полной гармонии с планетарной эволюцией…
Гринвальд погрузился в напряженные размышления, по ходу встав и начав расхаживать перед пришельцами.
— Двадцать пять лет говорите… — пробормотал он и вдруг остановился перед сидящими. — А вы знаете что через 25 лет вам не с кого будет спрашивать, меня-то уже наверняка не будет!
— А вы воспитайте себе преемника. Или вы втайне надеетесь, что мы сделаем вас бессмертным? Ни в коем случае! Эксперимент будет проходить в условиях максимально приближенным к вашей реальности. Ну вот, Гринвальд, это пожалуй, все что мы хотели с вами обсудить.
— Постойте, господа! — в глазах Гринвальда читалось крайнее недоумение и смятение. — Значит, вы сейчас вот так вот просто улетите и оставите меня один на один со всем этим миром? Вы-то хоть намекните с чего начинать!
Сидящий по центру встал и приблизился к Гринвальду: — Во-первых, успокоиться, включить ваше аналитическое мышление и начать переводить в практическую плоскость ваши теоретические постулаты. Ну и, кроме того, вы забываете о прикомандированных к вам пяти наших всемогущих «стрелках», и о том «презенте» который мы вам оставляем: на первом этаже находятся 20 самых выдающихся заложников вашей планеты. Думаю, ваш креативный эко-террористический опыт подскажет вам способ правильно разыграть эту козырную карту.
Гринвальд пожал плечами: — Не знаю, попробую…
Затем, вдруг спохватившись, сказал: — Постойте, а я могу ссылаться на вас и на ту информацию, которую вы мне сообщили?
— Это на ваше усмотрение, но я бы не советовал. Менталитет ваших отупевших соплеменников навряд ли способен усваивать подобную информацию, вы их только еще больше запутаете. Им, пожалуй, ближе пантеон свирепых богов с кнутами. Кстати можете себя самого объявить богом или наместником нашим на Земле — пришелец улыбнулся. — Хотя, зная ваше отношение к религиям, сомневаюсь, что вам захочется играть в такие игры. В любом случае желаем удачи! И помните, на следующий же день после вашего отказа от эксперимента, мы приступаем к ликвидации вашего вида.
— Прощайте Гринвальд! — и пришелец дезинтегрировался в воздухе.
К Гринвальду подошел второй пришелец, спец по вооружению.
— Позвольте представить вам ваших советников.
Дверь открылась, и в нее вошли пятеро существ облаченных в спецназовские формы камуфляжных расцветок со шлемами на голове. Один из них подошел к стоящим.
— Знакомьтесь, Гринвальд, это командир экспедиционной группы Еон. Он и его команда поступают в ваше полное распоряжение. В их обязанности входит организация вашей безопасности и проведение любых устрашающих и принуждающих операций и акций на территории Земли по вашим приказам и распоряжениям.
— Спасибо. Рад знакомству.
— В таком случае, мы вас покидаем, удачи! — оба пришельца растворились, и у Гринвальда вдруг появилось ощущение, что сейчас выяснится, что это был всего лишь нелепый розыгрыш. Он стоял неподвижно завороженно глядя на то место где только что стояли те двое.

<<< Предыдущая   I   Оглавление   I   Следующая >>>

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s