VII. Зал Аполлона, Версаль. (15 июня 14:00)

salon-d-apollon

Версаль. Салон Аполлона. (Salon d’Apollon)

Гринвальд вошел в великолепный зал, в центре которого за огромным круглым столом сидели лидеры двадцатки и их министры иностранных дел, и прошел в сопровождении двух «бойцов» Еона к дальней части стола, ближе к трону. Подойдя к рабочему месту, подготовленному для него, он некоторое время продолжал стоять молча, в упор, разглядывая собравшихся. Рядом с президентом США мелькнуло знакомое лицо.
— О, миссис Дженкинс, какой сюрприз! Рад вас видеть. Помнится, много лет назад, во время захвата вашего посольства в Москве вы вели себя очень достойно для посла, оказавшегося в заложниках. Надеюсь, что присутствующие здесь дамы и господа будут вести себя столь же сдержанно и достойно.
Гринвальд сел и почувствовал некоторое облегчение и уверенность.
— Прежде всего, господа, прошу прощения за мой тюремный дресс код, однако я прибыл к вам прямо с тюремных нар. Итак, представлюсь, для тех, кто меня подзабыл или вовсе не знает. Заключенный Пауль Гринвальд, отбывающий с 2016 года пожизненный срок заключения в тюрьме Штамхайм, любезно предоставленной мне немецким правительством. Биоцентрист по убеждениям, исследователь пытавшийся внедрить в ваше испорченное сознание принципы коэволюции человека и природы и обуздать пагубную экономическую модель неограниченного роста. Когда понял, что вам политикам, впрочем, как и вашему электоральному стаду, плевать на будущее планеты, стал эко-террористом и главой «Зеленых стрелков».
Гринвальд замолчал и окинул взором сидящих в зале. Все недоуменно, но терпеливо слушали.
— Ладно, с верительными грамотами покончено. — Гринвальд мрачно и насмешливо еще раз оглядел присутствующих, — Ну и что мне с вами со всеми теперь делать? Казнить или миловать?
В зале повисла напряженная пауза, которую нарушила миссис Дженкинс, госсекретарь США: — Мистер Гринвальд, вы не могли бы объяснить присутствующим, что тут произошло, с кем мы имели дело, и какое отношение ко всему этому имеете вы?
Гринвальд устало улыбнулся: — Миссис Дженкинс, боюсь, вам не понравится то, что я вам сейчас расскажу…
Гринвальд ненадолго задумался, теребя свою бороду.
— Во-первых, разрешите вас поздравить, господа! Ведь вы вчера стали свидетелями эпохального события в истории человечества и всей нашей планеты — завершения антропоцентристской эры. Однако, судя по вашим физиономиям, предполагаю, что вы не имеете ни малейшего понятия, что это значит. Я вам просто объясню, чем это чревато для вас. С того самого момента когда вчера вечером вы оказались под колпаком космических пришельцев, безраздельная власть человечества над планетой закончилась, а вместе с ней и ваша власть над самим человечеством. Со вчерашнего дня планета Земля находится под прицелом внеземных сил, военная и технологическая мощь которых превосходит все, что мы можем себе вообразить. Цель их миссии состояла в проведении некоторых корректировок эволюционных процессов на нашей планете, а попросту – в полной ликвидации вида Homo Sapiens с лица Земли. Начало нашего Апокалипсиса было запланировано на следующий вторник, 18 июня 2024 года.
Гринвальд замолчал, наблюдая за реакцией присутствующих. В глазах части этих прожженных политиканов он увидел недоверие и скепсис.
— Впрочем, — продолжил Гринвальд, — это так, «лирические» детали. То во что вам придется поверить и принять, состоит в следующем: в силу определенных мотивов и обстоятельств, о которых вам не обязательно знать, они наделили меня всей полнотой полномочий и средств для принятия любых решений, как они выразились: «в пределах солнечной системы», в целях осуществления согласованного с ними плана дальнейшего устройства жизни на планете Земля.
— А можно ли узнать, что это за план? – раздался голос Рашиды Дати – миловидной президентши Франции.
— Скоро узнаете… Если конечно я вас отсюда выпущу…
— Как это понимать, господин Гринвальд, как угрозу? – с металлическими ноткам в голосе поинтересовался президент США Билл Райан. – Надеюсь, вы отдаете себе отчет…
Гринвальд вдруг громко хлопнул ладонью по столу.
— Я не давал вам слова, господин президент! Но коль вы уже заговорили, то скажите мне на милость, не наврали ли мне пришельцы, рассказывая, как вы тут вчера чуть ли не передрались, пытаясь поделить оставшиеся ресурсы планеты?
— Чушь, никакой драки не было…
— А что же было?
— Переговоры, порой, на повышенных тонах, в рамках обычной напряженная работа по поиску консенсуальных решений.
— Ну и как? Нашли решения?
— Возможно, и нашли бы, если нам не помешали ваши пришельцы.
— Ах вот как, вам мои пришельцы помешали!? Ну в так случае давайте, рассказывайте, каков ваш консенсуальный «План Б» по выводу цивилизации из сложившегося ресурсного тупика? Какие практические меры намечены, например, на следующую неделю?
Президент Райан судорожно пытался найти нужные слова, однако их, по-видимому, просто не существовало. Как и каких-либо внятных и конструктивных действий на ближайшее будущее.
— Понятно… — махнул рукой Гринвальд. – А скажите мне, господа, это верно, что ФАО прогнозирует на этот год сокращение мирового сбора зерновых на 30%?
— Верно, все так… — закивали из-за стола.
— Ну и как вы планируете накормить людей?
— А никак не планируем, господин Гринвальд, — совершенно неожиданно выпалил президент ЮАР Коллинз Чабэн (Collins Chabane). – Каждый будет выпутываться поодиночке, как сможет.
За столом послышался неодобрительный гул.
— Неужто все так плохо стало, пока я сидел в тюрьме, господин Президент ЮАР?
— Вот вы тут спрашивали, какие у нас практические планы на ближайшие недели. Хотите, я вам обрисую, что произойдет в ближайшие недели?
— Был бы очень признателен.
— Соединенные Штаты дожмут Канаду и создадут Североамериканскую Конфедерацию чтобы контролировать сельхозугодия этой страны и переселить туда часть своего населения, решая, таким образом, часть своих продовольственных проблем. В это же время, наверняка последует ультиматум Венесуэле, и американцы установят военный контроль над нефтегазовыми месторождениями бассейна реки Ориноко и тогда, вкупе с канадскими битуминозными песками Атабаски, США практически монополизирует нефтересурсы западного полушария.
Американские и канадские деятели заерзали на своих стульях и шумно загалдели.
Гринвальд насупился: — Либо вы прекращаете галдеж и вежливо слушаете чужие точки зрения, либо я приказываю своим космическим стрелкам иммобилизовать вас, превратить на пару часов в безжизненных истуканов.
Затем он кивнул президенту ЮАР, чтобы тот продолжил.
— Ну а пока американцы будут заняты в Южной Америке, Китай и Япония спокойно поделят между собой российский Дальний Восток и Южную Сибирь в качестве новых территорий для прокорма и освоения оставшихся нефтегазовых ресурсов Сибири. В это время Евросоюз будет беспомощно наблюдать, как его будут отрезать от сибирских нефтегазовых магистралей, так как они уже никак не смогут защитить ни себя ни Россию. НАТО без войск США нацеленных на Венесуэлу, это пустой звук, и в Китае это прекрасно понимают.
В свою очередь у Индии со своими полтора миллиардами изголодавшихся едоков практически все готово чтобы наводнить весь Индокитай, столь соблазнительный своим продовольственными перспективами.
Ну а в это время, у нас в Африке, более половины населения уже голодает и уже второй год, без импота зерна и продовольствия, на континенте ежедневно умирает по 140 тысяч человек, т.е. 50 миллионов в год. То же самое ожидает и весь Ближний Восток и Северную Африку, когда Европе больше неоткуда будет брать продовольствие чтобы менять его на арабскую нефть.
— Вот так, весело и дружно мы и живем сегодня…
— Спасибо за откровенность, господин Президент… — Гринвальд продолжал теребить свою бороду.
— Теперь, по крайней мере, понятно, почему пришельцы спешили начать ликвидацию уже на следующей неделе…
Гринвальд задумался. Прошла минута или чуть более и за круглым столом народ зашевелился и заерзал подавая признаки нетерпеливости. Гринвальд очнулся и спросил насмешливо:
— И что, никаких других идей кроме как отнять и растоптать не существует? Ну а как насчет самого верного способа избежать голода – сократить количество едоков до такого количество, которое наша экологическая ниша прокормит без труда? Когда я сел в тюрьму на Земле уже проживало 7,4 миллиарда человек, а сегодня, когда я вышел вас уже 8 миллиардов. Вы что, охренели тут все?!!
Гринвальд неприязнено скользил взглядом по собравшимся.
— Я жду ответа. Почему на вашей повестке дня нет вопроса о сокращении численности населения планеты? Вы что, действительно такие дебилы и не понимаете элементарных вещей!??
Гринвальд стал искать кого-то взглядом.
— Ага, вот вы где, господин премьер-министр Индии. Будьте добры, поведайте мне какова численность населения Индии сегодня?
Индийская делегация зашушукалась и помощник премьер-министра выговорил:
— Один миллиард 393 миллионов на конец прошлого года…
— Прелестно! — зло выговорил Гринвальд. – А вы в курсе, что биологическая емкость вашей страны, если мне не изменяет память, позволяет прокормить без ущерба для окружающей среды Индии не более 220 млн. человек? А биоемкость вашей страны, господин председатель КНР, в состоянии прокормить 450 миллионов человек. Я же предупреждал ваших предшественников об этом еще 13 лет назад. Однако на Саммите РИО+20, в 2012 году вы отмахнулись от предупреждений мирового экологического сообщества и подтерли свои задницы нашими предложениями по предотвращению коллапса.
Гринвальд запнулся и махнул рукой: — Ладно, все это лирика давно минувших дней… Итак, господа, почему в вашей повестке первоочередных мер по спасению цивилизации нет пункта о радикальном сокращении численности населения планеты?
Лидеры Двадцатки замялись переговариваясь со своими делегациями. В конце концов заговорила Рашида Дати, хозяйка саммита.
— Месьё Гринвальд, ответ на ваш вопрос очевиден. Постановка такого вопроса неприемлема в силу гуманистических и религиозных идеалов современного человечества…
— А предстоящая кровавая и разрушительная бойня за последние ресурсы планеты, значит, приемлема и допустима с точки зрения ваших идеалов? Вы себя-то слышите, господа фарисеи!?
Гринвальд встал.
— Ладно прекратим этот бессмысленный разговор. Пришельцы были правы, лидеры нашего мира страдают запущенной формой идиокретинизма. Так что не обессудьте, но дальше мы будем действовать согласно моим планам и распоряжениям. Дамы и господа, я больше вас не задерживаю в силу вашей дальнейшей бесполезности в деле перестройки и спасения нашего мира. Езжайте по домам и постарайтесь в течение следующей недели не наделать новых глупостей, типа подготовок к новым войнам, на этот раз с пришельцами. Помните, вы у них находитесь под постоянным прицелом. А я за это время представлю вам свой план дальнейших действий.
Над круглым столом прокатился одобрительный рокот голосов вперемежку с гулом недовольствия словами Гринвальда о их бесполезности. Делегации стали вставать из-за стола и собираться на выход. Гринвальд скомандовал в свой ушной модулятор:
— Еон, будьте добры дезактивировать купол и сопроводить господ на выход.
Еон вошел в сопровождении двух своих бойцов, широко распахнув массивную дверь зала.
— Я прошу задержаться на минутку германскую делегацию, — сказал в заключении Гринвальд.
Выходящие стали вновь переглядываться и перешептываться. В центре зала остались трое: Гюнтер Рёттген, канцлер Германии, его помощник и министр иностранных дел.
— Господин канцлер, я завтра с утра планирую вернуться в Германию в качестве свободного гражданина, вы меня понимаете? Надеюсь, немецкое правосудие проглотит это с достоинством и подсуетится, чтобы меня поскорее оправдали или помиловали – мне плевать, иначе получится, что я буду разгуливать по стране в статусе заключенного. Законопослушные немцы этого не поймут. Кстати, я намереваюсь обустроить свою штаб-квартиру в Людвигсбурге. Вы не имеете ничего против?
— И где именно? В Людвигсбургской резиденции? – вскинул брови канцлер.
— Нет, что вы! Дворец герцогов Вюртембергских будет явным перебором. А вот Озерный замок Монрепо, пожалуй, в самый раз.
— Понимаю, но он принадлежит Вюртембергскому Дому…
— Я это знаю, поэтому и прошу вас предупредить их о том, что я беру замок в бессрочную аренду.
— Но я не уверен, что Озерный замок сдается в аренду.
— Ну, так убедите их сделать это. В связи с государственной необходимостью. Или просто поставьте их перед фактом! И еще кое-что. Я бы хотел, чтобы в понедельник мне, как любому законно отсидевшему гражданину, перечислили на мое имя в Людвигсбургский муниципалитет причитающееся мне шестимесячное реабилитационное пособие. Три или три с половиной тысяч евро. Так кажется?
С трудом скрывая раздражение, канцлер выдавил: — Я посмотрю, что можно сделать…
— Нет, так не пойдет! – Гринвальд вплотную подошел к канцлеру. – Я вижу, вы, господин канцлер, совершенно не поняли, что тут с вами произошло. Если не будет исполнено все-то, о чем я вас сейчас попросил, тогда в понедельник вечером вы получите такой же купол, но гораздо больших размеров над всем Берлином. И тогда, без электричества, воды, продовольствия и связи город погрузится в такую пучину хаоса и паники, что никому мало не покажется, а лично вы после этого, надеюсь, станете более внимательно относиться к моим просьбам и указаниям.
Договорились? Мы будем в Штутгарте завтра в первой половине дня на самолете, который доставил меня сюда. Распорядитесь, чтобы нас там встретили и довезли до Людвигсбурга, а так же, чтобы владельцы и персонал замка были оповещены.
До скорого свидания, господин канцлер!

Минут через 15 вернулся Еон.
— Все в порядке, сэр!
— Я тоже очень надеюсь, Еон, что все будет в порядке, и что мы поступили правильно, отпустив их…
— Не сомневайтесь, все под контролем.

<<< Предыдущая   I   Оглавление   I   Следующая >>>

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s