Метки

,

В продолжении рассказа об ЭКОТАЖНОМ ДВИЖЕНИИ и об особой роли Эдварда Эбби в формировании идеологии данного движения (см. Как все начиналось: «БАНДА ГАЕЧНОГО КЛЮЧА»), хочу представит составленный им, в результате обобщения многолетней практики, Кодекс Эковоина.
О своем отношении к этому документу напишу позже — не буду мешать вашему личному восприятию и составлению собственного мнения.

*  *  *
Эдвард Эбби

Правило первое: «Никому не причиняйте вреда».

Правило второе: «Не попадайся».

Правило третье: «Если попался, то предоставлен сам себе. Никто за тебя не поручится. Никто не найдет тебе адвоката. Никто не заплатит твоих штрафов».

Правило четвертое: «Убивай только для самозащиты».

Эковоин работает один или с одним или двумя старыми и доверенными товарищами, которых он знал годами. Эковоин не формирует сетей, не создает клубы или партии, организации какого-либо рода. Он полагается на самого себя (или на саму себя) и на свою маленькую ячейку из двух или трех человек, никогда не больше.

Эковоин не причиняет вреда никаким живым существам абсолютно никогда. Он избегает поимки, перенося все расходы на них, на врагов дикой природы. Смысл его работы состоит в том, чтобы увеличить их расходы, подталкивая их к убыткам, банкротству, заставляя их остановиться и отступить в своем вторжении на свободные земли, на нашу дикую природу как коренной и первозданный мир.

Эковоин полагается на самого себя и небольшой круг доверенных друзей, крохотный заговор, чтобы совершать непреступные но судебно-наказуемые действия против технократии и индустрии. Избегая организации и всех форм объединения, действуя строго на анархических принципах демократического децентрализма. Эковоин героически предан своей работе. Не фанатически — здесь нет места для фанатиков, но героически предан. Потому что эковоин действует без надежды на славу или известность, или даже на общественное признание, по крайней мере, в настоящем. Эковоин является анонимным, таинственным, неизвестным никому, кроме его немногих товарищей, если таковые есть вообще.

Он не носит формы, его не награждают медалями, ему не присваивают привилегий и рангов. Он не только не получает вкуса персональной славы, он может ожидать противоположного, а именно — общественного злословия и оскорбления.

Эковоин не только работает без надежды на славу и хвалу, он не только работает в ночное время среди бури и официальной клеветы, но он работает без надежды на денежное вознаграждение.

Эковоинам не нужны наемники в своих рядах. Эковоин делает свою работу из-за любви — любви, которая не отважится назвать своего имени, любви к воздержанию, красоте, открытому пространству, чистым небесам и текущим ручьям, медведю, пуме, волчьей стае, дикой природе и страсти к бродяжничеству и первозданной человеческой свободе.

Эковоин должен всегда оставаться в форме. Эковоин силен, строен, крепок, вынослив. Эковоин может пройти пешком двадцать миль за ночь по любой местности при любой погоде с пятидесятифунтовой поклажей на спине. Может быть, и шестидесятифунтовой. И делать это ночь за ночью, сквозь кустарники и болота, кактусы и гремучих змей, горы и лес.

Эковоин не пьет непрерывно пиво и не курит непрерывно сигары. Эковоин заботится о самом себе, выкарабкивается после ранения и истощения, никогда не болеет, а если заболеет — действует несмотря на болезнь. Эковоин крепок, эковоин храбр, беря на себя риск солдата в битве на линии фронта, опасности командо за линией фронта. Эковоин — это партизан, ведущий войну против врага, пользующегося высокой технологией, юридическими привилегиями, защитой средств массовой информации, превосходящего численностью, имеющего поддержку полиции и частной помощи, полиции коммуникации и полиции мысли.

Сражаясь со всеми, эковоин не носит оружия. Эковоин не сражается с людьми, он сражается с империей роста и жадности. Он не сражается с людьми, но борется с мегамашиной-монстром. Он сражается с вышедшей из-под контроля технологией, всепожирающей сущностью, которая питается людьми, всеми живущими существами и даже минералами, металлами, камнями, почвой, самой землей.

Эковоин не женится, а если женится, то не заводит детей. Никакой домашней ответственности. Эковоин подобен священослужителю, подобен самураю, подобен революционеру, отказывающемуся от удовольствий обыденной жизни, от обыденной жизни ради великого дела. Только на время, естественно. Когда он достигнет возраста 40 лет, а она — 30, если они все еще живы и не в тюрьме, тогда они уходят на покой с войны. Эковойна только для молодых.

Лозунги эковоина:
— Никаких компромиссов в защите Матери-Земли!
— Дикая природа: любите ее или оставьте в покое!
— Долой империю, да здравствует весна!
— Если дикая природа поставлена вне закона, только стоящие вне закона могут спасти дикую природу.
— Будь экоцентричным, а не эгоцентричным.
— Защищай свою Мать!
— Да здравствует Земля!
— Сопротивляйтесь много, подчиняйтесь мало.
— Больше лосей! Меньше коров!
_______________________________
Опубликовано: Edward Abbey, 1990, Hayduke Lives! Little, Brown and Company, Boston — New York — London, pp. 107—117. Сокращенный перевод и адаптация В.Е. Борейко.

Реклама