Метки

,

В продолжение темы теории и практики экотажа хочу представить интервью с легендарным эко-террористом Полом Уотсоном, «Экологическим Героем ХХ века» по версии журнала TIME, основателем небезизвестного «Гринписа», и вообще хорошего человека за голову которого, как водится в нашем перевернутом мире, обещано нехилое денежное вознаграждение.  (Источник: сайт На рубежах континентов, культур, сознаний

Эколог Пол Уотсон — фигура скандальная и противоречивая. И вроде бы делом занимается благим, а врагов попросту не счесть. Видимо, уж очень благое это дело, если столько людей — да что там! — чуть ли не главы международных организаций готовы отдать за его голову не один десяток серебреников. В свое время именно этот человек стоял у истоков всемирно известного «Гринписа». В 2000 году журнал Time назвал его Экологическим Героем 20 века, защитники природы его обожествляли. И что в итоге? Уотсон ушел из «Гринпис», в связи с так называемыми разногласиями в тактике действий и основал свою собственную организацию «Морской Пастух», которая считается одним из самых скандальных экологических обществ в мире. Официальный «Гринпис» называет капитана Уотсона экологическим экстремистом и говорит, что лишил его членства за чрезмерно радикальные взгляды и неподобающие методы борьбы. Мол, забрасывание китобойных судов бутылками с кислотой — не борьба за сохранение природы, а чистой воды криминал. «Морские пастухи» уже несколько десятилетий бороздят просторы морей и океанов и, мягко говоря, конфликтуют с китобойными судами. А с японскими китобоями у «пастухов» и вовсе настоящая война. «Террористы» и «пираты» — так величают морские самураи своих обидчиков, обстреливающих японские суда из водометов и бросающих в них бутылки с разными пахучими «невкусностями».

У организации «Морской Пастух» репутация довольно-таки скандальная. Почему вы считаете, что мировой океан не достаточно охраняется?
Хочу заметить, что мы не организация, занимающаяся одними только протестами. Мы вовсе не намерены строить свою деятельность исключительно на стычках и провокациях, как многие думают. А что касается охраны мирового океана, то здесь все очень сложно. Да, не спорю, что те же французы и итальянцы хорошо патрулируют свои воды, однако за их пределами — настоящий бардак. Мне кажется, все дело в несоблюдении международных норм и законов, а также отсутствии политических и экономических мотиваций у государств. Где нет денег, там нет и интересов. В июне 2010 года на 62-м заседании Международной Китобойной Комиссии под давлением Японии, Исландии и Дании мораторий был приостановлен. По официальным данным, за 2009 год этими тремя странами было добыто 1867 китов. Япония — вообще отдельная история в этом вопросе. Они игнорируют все законы.

Как вы думаете, почему многим абсолютно все равно, что будет с мировой экологией?
На протяжении всей истории человечества большинству людей было все равно, что станет с планетой, на которой они живут. Все революции делались меньшинством. Люди в принципе апатичны. Сегодня мы убиваем акул и китов, но ведь жизнь на Земле — это одно единое и взаимосвязанное существование. Уничтожим животных — исчезнем сами. Неужели непонятно, что наша жизнь напрямую связана с многообразием видов в мировом океане? Как-никак это ведь наша колыбель…

Таких, как вы — единицы. Откуда берется такая жажда активности и борьбы за справедливость?
Я вырос в небольшой деревне в Восточной Канаде. Там было озеро, на котором я любил наблюдать за бобрами. Через какое-то время они полностью исчезли. Я начал задавать вопросы местным охотникам. Оказывается, они за одну зиму вырезали всех бобров, населяющих ту местность. Некоторых, уже полумертвых, я попросту вытаскивал из ловушек! Это был мой первый опыт в спасении окружающей среды. Кстати, я был одним из самых молодых организаторов «Гринпис», мне тогда исполнилось всего 19 лет.

Вы боитесь за свою жизнь?
Не сказал бы. Вообще, нет смысла об этом думать. Я прожил интересную жизнь, многое успел. Глядя, что творится с океаном, я понимаю, что мы не зря рискуем. Мне многие говорят: «Вы посылаете молодых людей из вашего экипажа на смерть ради китов!» Я на это отвечаю: «А вы спрашиваете молодых парней, хотят ли они умирать, когда посылаете их на бессмысленные войны непонятно за что?» Мы, по крайней мере, знаем, за что боремся.

Вам 60 лет. Когда планируете выйти на заслуженный отдых? И планируете ли в принципе…
Думаю, что этого не будет. Моему деду было 93 года, когда его убили. До последнего он рисовал картины. Думаю, если бы не эта нелепая смерть, он бы еще долго рисовал. Мне кажется, что пока мы живы, должны заниматься любимым делом. Пока на это хватает физических сил.

Японцы называют вас террористом. Может ли такое заявление повлиять на вашу работу?
В нашем мире и Далай-Ламу могут спокойно назвать террористом. Поэтому меня не особо беспокоит, что говорят японцы. Недавно я был в США, где сотрудники одной из спецслужб мне тоже сообщили: «Япония объявила вас эко-террористом». Я просто ответил: «Я приехал не из Гуантанамо вообще-то». Все прекрасно понимают, что происходит. Мы никого не убиваем, мы даже не были никогда осуждены ни за какие-либо преступления. А вот те же японцы стреляли в наш корабль, бросали гранаты и в итоге уничтожили его. Мы живем в очень странном мире, где настоящие убийцы имеют наглость обвинять ни в чем не повинных людей во всевозможных преступлениях.

Чем сегодня заняты «морские пастухи»?
Боремся с китобоями в Антарктиде. Прошлая наша кампания в 2009 году была очень эффективной. В Бразилии выступаем против незаконной ловли дельфинов. Параллельно боремся с этой же проблемой в Японии. Работы у нас очень много.

Реклама